История Франции

Защитники Орлеана

В Орлеане стоял небольшой королевский гарнизон. Кроме того, на призыв городских властей откликнулось несколько дворян — искателей приключений, готовых сражаться за всякого, кто им заплатит. Они, как это водилось в то время, сами набрали наемников и вошли в город. Признаться, орлеанцы не без страха открыли им ворота. «Горожане не хотели впускать солдат, — сообщает летописец, —так как они боялись, что те начнут грабить и сильно притеснять их». Но выбирать здесь уж не приходилось, да и было не из чего: нельзя было найти тогда солдат; которые не были бы бандитами.

Солдаты были нужны городу для сражения в открытом бою, когда от бойцов потребуется военная выучка, профессиональное умение владеть оружием. Но доверить наемникам оборону крепостных стен, вверить людям, от которых в любой момент можно было ожидать измены, свою судьбу, судьбу близких, судьбу города — на это орлеанцы не могли решиться. Защиту стен и башен, то есть то, что составляло сердце всей обороны, горожане взяли на себя.

В Орлеане тогда насчитывали примерно пятнадцать тысяч жителей. Половина из «их — женщины. Им во время осады хватит забот: они будут кормить защитников, обшивать их, ухаживать за ранеными. Половина мужчин — старики, дети и инвалиды. Что же, и им найдется работа: нужно будет ремонтировать поврежденные здания, заделывать пробоины, а в горячие дни доставлять бойцам боеприпасы и пищу. Остается, следовательно, три-три с половиной тысячи здоровых мужчин, которые способны носить оружие. Из них-то и было сформировано городское ополчение. Источники говорят, что оно насчитывало три тысячи человек; значит, каждый, кто мог стать бойцом, становился им.

Ополченцы разбились на отряды. Каждый отряд объединял людей общей профессии: кожевники образовали один отряд, портные — второй, студенты университета — третий, мясники — четвертый и так далее.

И вот теперь, по сигналу набата, ополченцы спешат к южной стене и на мост. Каждый отряд занимает отведенный ему участок обороны. Бойцы смотрят за реку: там вскоре покажется неприятельское войско. Но пока левый берег пуст. Лишь стелется над землей черный немирный дым — горят дома в предместье Понтерб.

Их подожгли сами жители, чтобы лишить англичан укрытия. Сражение еще не началось, но уже есть его первые жертвы — люди, потерявшие кров.