История Франции

Снаряжение

На самом деле все обошлось, конечно, без вмешательства святых. Просто добрые граждане Тура решили, что не годится деве, посланной самим богом, быть вооруженной обычным мечом, выкованным в городской кузнице. У нее должно быть какое-то особенное оружие, которое было бы залогом успеха. И они нашли в одной из древних церквей заржавленный меч, пролежавший там невесть сколько времени. Его старательно почистили и преподнесли Жанне с торжественным заявлением, что это тот самый меч, которым был вооружен Карл Мартелл в день битвы при Пуатье 700 лет назад. Сами жители Тура, без сомнения, свято верили этому.

Жанна поблагодарила за такой щедрый подарок и обещала никогда не расставаться с этим чудесным мечом.

Щит ей не был нужен. В те времена рыцари редко пользовались щитами в бою, их с успехом заменили стальные латы. Щиты с изображенными на них родовыми гербами владельцев сохранились лишь как парадное вооружение — они служили главным образом для турниров. Но у Жанны не было герба, и она отправлялась совсем не на турнир.

Другое дело — знамя. Оно было действительно нужно. По знаменам рыцари узнавали друг друга в бою. Знамя указывало, где свой, где чужой; к кому спешить на помощь и от кого ждать удара. Знамя имел каждый рыцарь.

Часто в различных книгах можно встретить утверждение, что Жанне было поручено командование армией. Это не совсем верно. Никто не назначал девушку на пост командира. Ей только разрешили идти вместе с войском. Но она сама своей храбростью, патриотическим воодушевлением, небывалым авторитетом среди солдат завоевала право предводительствовать ими.

Войско растянулось по дороге. Жанна ехала впереди в полном боевом снаряжении, выделяясь этим среди окружавших ее всадников. Обычно на марше, чтобы не утомлять себя и коней, рыцари ехали налегке на запасных лошадях; доспехи они надевали только перед самым боем. Жанна совершила весь переход в тяжелом стальном костюме. Она поступила так по указанию одного из опытных солдат, который посоветовал ей не снимать день-два доспехов, чтобы привыкнуть к ним.

Вечером, когда солдаты остановились на отдых, Жанна легла спать, не снимая доспехов. Наутро, как вспоминает ее паж Луи Леконт, она встала вся разбитая и, с трудом превозмогая боль, уселась в твердое седло, чтобы ехать верхом еще день.