История Франции

Обозы для англичан

Но что это? Передние возы сворачивают с дороги и направляются к английскому лагерю. За ними следуют остальные. Навстречу им выбегают солдаты. Они обнимают пришедших, что-то кричат… Неужели Фастольфу удалось ускользнуть от нападения? Неужели он сумел прорваться без боя?

Нет, бой был. И завершился он поражением французов. Израненные, пристыженные, озлобленные вернулись они в Орлеан, и встретили их не колокольным звоном, а насмешками и бранью. Гасконец из роты Лa Гира рассказывал: «Встретили мы годдомов у Рувре-Сен-Дени, что под Арженвилем. Едут они себе тихо, спокойно, никакой беды не чуют. Увидели нас — рты раскрыли. Тут самый момент напасть: разнесли бы их вдребезги. Да только построились мы для атаки, как скачет гонец от Клермона: граф строго-настрого приказал без него бой не начинать. Отстал он со своим войском. Помешкали мы немного, а годдомы опомнились.

Вмиг выпрягли быков, телеги друг к другу приставили, сами за ними укрылись, а впереди колья воткнули. Попробуй, подступись теперь. Шотландцы сунулись было, до отскочили. Потом пошла рота господина д’Альбре, но полегла почти вся: метко стреляют проклятые годдомы из луков. Батарду немногим больше повезло — чуть в плен не попал и в ногу его ранило. Потом вылетели из-за телег английские рыцари, и пошла потеха. Что тут говорить! Рубили наших. А Клермон так и не показался. Увидел, что плохо дело, повернул да и пошел прочь.»

Так бесславно закончилось дело, успех которого, казалось, был несомненен. Французы потеряли пятьсот человек, были убиты Вильям Стюарт и его брат Джон, Гильом д’Альбре и многие другие капитаны. Англичане назвали день победы при Руврэ «днем селедок», так как обоз, на который напали французы, вез осаждающим соленую рыбу.

Глубокая печаль царила в осажденном городе. Упустить победу, когда она была так близка, упустить ее только из-за недисциплинированности командиров — этого орлеанцы не могли простить. Они открыто, обвинили Клермона в преступном бездействии и заявили, что не желают кормить тех, кто забывает о своем долге. 18 февраля овернцы ушли из Орлеана. Вслед за ними город покинули Ла Гир, Шаванн и де Буссак. Они увели с собой две тысячи бойцов. Правда, перед уходом они поклялись, что вскоре вернутся и приведут с собой новые войска. Но их клятвам никто не верил.

Теперь осажденные были предоставлены сами себе. Начался новый этап битвы за Орлеан. Но дальнейшие события уже тесно переплетаются с деятельностью героини нашей повести.