История Франции

Догадки и предположения

Но все это лишь догадки и предположения, фактом же остается то, что надежды, которые возлагала Жанна на свидание с дофином, не сбылись. Ее, правда, не отослали домой, но и не дали, как она просила, солдат для освобождения Орлеана.

Вместо этого ее послали в город Пуатьё, где находились Верховный королевский суд (парламент) и университет. Там Жанна предстала перед специальной комиссией из пятнадцати богословов и законников. Комиссия должна была определить, может ли Жанна оказаться полезной дофину и не служит ли она дьяволу. Профессора богословия, юристы, инквизиторы, ученые монахи — и девушка, которая даже не знала грамоты! «Слишком много ученых для того, чтобы экзаменовать одну пастушку»,— заметил один из биографов Жанны д’Арк, знаменитый писатель А. Франс.

Экзаменовать? А, может быть, судить? В самом деле, члены этой комиссии были главными судьями в делах, которые касались религии. В руках этих сморщенных старцев с постными физиономиями и потухшими глазами находилась свобода и даже жизнь Жанны. Они властны были отправить ее в тюрьму и даже на костер, если они найдут ее слова противными учению церкви, а самую девушку признают еретичкой. К тому же и обстановка, в которой находится Жанна, сильно смахивает на судебное разбирательство.

По прибытии в Пуатье ее поместили в доме важного чиновника, где за ней установили тайный надзор. В этот дом являлись члены комиссии и учиняли допросы, длившиеся по несколько часов. Жанну расспрашивали о ее жизни в отцовском доме, о «голосах» святых, которые, по ее словам, внушили ей мысль пойти к дофину, о пребывании в Вокулере, о путешествии в Шинон, короче говоря, обо всем, что произошло в ее короткой жизни. Ей задавали каверзные вопросы, старались сбить с толку, запутать в противоречиях. И это продолжалось почти изо дня в день в течение трех недель.

Жанна теряла терпение: вместо того, чтобы сражаться в Орлеане, она вынуждена сидеть здесь, в этом постылом доме, и отвечать на бесконечные вопросы. Нам известны некоторые ее ответы. Они обнаруживают острый ум Жанны, ее находчивость, а подчас в них проскальзывает явная насмешка.