История Франции

История Парижа

«Поколение экзистенциализма»

Духовной штаб-квартирой «поколения экзистенциализма» стал ночной клуб «Le ТаЬои» на улице Дофина, когда-то здесь любили собираться посыльные из редакций газет, а теперь — все, кто прогуливал ночи в «Ваг Vert», «Моп-tana», «МаЬіІІоп», «Chez Cheramy» и других кафе округи.

Прошло немного времени, и пресса возвестила о новой охватившей молодежь левобережья моде. В мае 1947 года журнал «Samedi Soir» опубликовал сенсационную статью «Вот так живут троглодиты Сен-Жермен!». Автор описал «гигантские оргии молодых экзистенциалистов», которые проводят жизнь, «предаваясь пьянству, танцам и любви в подвалах, и будут делать это, пока атомная бомба, которую они так ждут, не упадет на Париж».

Именно эта версия экзистенциального стиля жизни обошла весь мир и породила миф о разнузданности Сен-Жермен-де-Пре, райского местечка для битников того времени. Это был сверкающий мир ночной жизни, населенный усердно выпивающими молодыми литераторами и студенточками, податливыми, легковерными и изощренными в искусстве любви. Этот мир славили песни.

Стефан Гольман проникновенно пел:

Quand vous passez sur Saint-Benoit,
reseignez-vous elle est
la pantalon noir et Soulier plats,
de l’ecossais pas de falbala,
elle a le regard fataliste,
la petite existentialise.

В Сен-Бенуа ее я повстречал
И облик моей девочки таков:
Вся в черном и едва мне до плеча
Достанет на туфлях без каблуков.
Себя считает фаталисткой —
О, крошка-экзистенциалистка.

Этот мир умел посмеяться над собой, популярная джазовая песенка Жюльет Греко полна самоиронии:

J’ai lu tous les livres de Jean-Paul Sartre Simone de Beauvoir et Merleau-Ponty C’est tout le temps le meme desastre Meme pauvre t’es libre, tu te choisis J’ai bien essaye autre chose Maurice Blanchot et Albert Camus Absurde faux pas!

Я Сартра с Симоной читала,
Мерло изучала Понти,
И только одно осознала:
Свободы в деньгах не найти.
Читала я трижды на дню Бланщо и Альбера Камю —
Совсем ошалела!

За фасадом сенсационных заявлений и анекдотов скрывалось серьезное нравственное содержание, порожденное недавними войной, оккупацией и лишениями. Основные дебаты тех лет вращались вокруг проблемы личной ответственности. Если точнее, то вопрос стоял так: в чем состоит ответственность писателя и интеллектуала в окружении полного вакуума нравственности?

Эти темы затронул, к примеру, Альбер Камю, чей роман «Посторонний» вышла в свет в 1941 году и была воспринята во Франции и во всем мире как экзистенциалистская. Камю родился и получил образование в Алжире и сам был, можно сказать, посторонним в парижском обществе. Хотя ему нравилась жизнь левобережья, он открещивался от экзистенциалистов, по крайней мере от прямой связи с ними.

Сюжет «Постороннего» прост: живущий в колониальном Алжире и не имеющий, каких-либо устремлений молодой человек без особой на то причины убивает араба. Философская основа книги связана с экзистенциализмом в том смысле, что обращается к теме истоков нравственных побуждений и ответственности, которую Сартр и его последователи всегда считали своей. Книга эта давно вышла из моды именно оттого, что не дает легких ответов на заданные ею же вопросы. Важно еще, что сюжет разворачивается в колониальном Алжире.

Первые поклонники «Постороннего» часто этого не замечали, хотя для Камю место действия играло огромное значение. Беспричинное убийство колонистом местного жителя (а уже в недалеком будущем алжирский кризис разразится полномасштабной войной) будет часто повторяться в литературе в качестве сюжетной линии и станет постыдным элементом жизни французов и в Алжире, и в Париже.