История Франции

Пуанкаре

Разное отношение к германскому вопросу

Первое же сообщение о встрече министров в Туари наедине вызвало тревогу в правых политических кругах Парижа.

Нетерпение проявлял и премьер-министр Р. Пуанкаре. «Он вызывает Бриана к телефону по несколько раз в день», писала в своих воспоминаниях Ж. Табуи. Премьер говорил Бриану: «Завтрак в Туари произвел плохое впечатление в правительственных и парламентских кругах Франции- Больше всего опасаются, чтобы вы не пошли на новые уступки Германии». А. Бриан из Женевы поспешил вернуться в Париж. 18 сентября он беседовал с прессой. 20 сентября он отчитывался на заседании правительства, которое проходило под председательством президента Г. Думерга.

В то время как пресса неистовствовала, сравнивая политику Бриана с «прыжком в неизвестность», высказываясь pro et contra политики франко-германского сближения, официальное сообщение агентства Гавас о заседании правительства было максимально сдержанным и не раскрывало сути обсуждавшихся вопросов. В нем говорилось, что Бриан довел до сведения правительства о ходе беседы с Штреземаном, что правительство единодушно признало, что переговоры представляют интерес и их полезно продолжить, что на следующем заседании министры приступят к рассмотрению технических проблем, которые могут возникнуть на переговорах.

Однако никакого дальнейшего обсуждения вопросов, затронутых в Туари, не последовало. И не только из-за резко отрицательного отношения Р. Пуанкаре к политике примирения с Германией. Нападки прессы на А. Бриана свидетельствовали и о том, что, как писал биограф Бриана Ж. Сюарез, министр должен был убедиться, что «немецкие деньги не заставят французов забыть символ и эффективность рейнской оккупации и военного контроля». Убеждался А. Бриан и в том, что даже в финансовых вопросах соглашение оказалось нереальным. Стабилизация французской валюты сделала ненужной финансовую помощь со стороны Германии.

Казалось, что отношение к германскому вопросу вновь развело Р. Пуанкаре и А. Бриана. Однако Туари как эпизод во франко-германских отношениях имел продолжение, когда логика развития международных отношений заставила Францию высказаться в пользу радикального разрешения ряда проблем франко-германских отношений, и А. Бриан, и Р. Пуанкаре оказались по одну сторону баррикад. А логика развития событий, которая заставила Р. Пуанкаре пересмотреть свои прежние взгляды, была такой: в январе 1927 г. по решению союзников из Германии была отозвана.

Международная комиссия военного контроля, которая хоть в какой-то мере мешала немцам вооружаться; Германия все настойчивее ставила вопрос о досрочном освобождении Рейнской области от оккупационных войск; она ставила вопрос об окончательном определении суммы репарационного долга и ставила вопрос о ревизии плана, Дауэса; уже поднимался немцами и вопрос: о равенстве в вооружениях Германии и ее бывших противников; и, наконец, Англия и США требовали уплаты военных долгов.

Идея связать две проблемы — репараций и эвакуации Рейнской области возникала до и во время беседы А. Бриана и Г. Штреземана в Туари. Периодически она проговаривалась в следующие два года после Туари, пока не приобрела в августе 1928 г. вид триады – репарации – эвакуация – военные долги.