История Франции

Пуанкаре

Встреча один на один

Встреча один на один двух министров иностранных дел, А. Бриана и Г. Штреземана, состоялась 17 сентября 1926 г. в небольшом городке вблизи франко-швейцарской границы Туари.

Оба высказались за поиск общего урегулирования проблем франко-германских отношений. Штреземан поставил вопрос об окончательном определении суммы германского долга по плану Дауэса и полной его мобилизации, а в качестве условия последнего он поставил вопрос о возможно скором прекращении оккупации Рейнской области, назвав срок, — 30 сентября 1927 г. Возможную финансовую помощь Франции от мобилизации облигаций по плану Дауэса и выкупа Саарских рудников Штреземан определил суммой в 1 млрд. золотых марок.

А. Бриан, однако, настаивал на том, что переговоры по финансовым проблемам и относительно общего урегулирования могут начаться только после решения проблемы безопасности, т. е. разоружения Германии, и на том, что прекращение военного контроля в Германии зависит от выполнения немецкими властями положений о разоружении. Он отметил также, что особенно беспокоит Францию вопрос о многочисленных патриотических союзах и рейхсвере.

Когда Штреземан заговорил о сокращении численности оккупационных войск в Рейнской области и возможной общей эвакуации войск к 30 сентября 1927 г., А. Бриан сообщил лишь о решении союзников об очередном сокращении численности оккупационных войск. Вопрос об их полном выводе остался без ответа. Это состояние, когда Бриан не сказал ни «да», ни решительного «нет», французский историк Э. Бо де Ломени назвал «полуобязательствами», которые Штреземан в дальнейшем в публичных и непубличных речах будет широко эксплуатировать, добиваясь их осуществления.

Из других вопросов франко-германских отношений, обсуждавшихся в Туари, отметим еще один. Г. Штреземана волновало возвращение к власти противника франко-германского сближения Р. Пуанкаре. Как долго он продержится у власти? Насколько прочно его правительство? «Принимая участие в стабилизации франка,—говорил он, я не хотел бы стабилизировать Пуанкаре».

Не питавший особой симпатии к своему премьеру А. Бриан успокаивал немецкого министра: «Никто ведь и не подумает, что вы делаете уступки из любви к Пуанкаре. Впрочем, это забавная шутка в мировой истории, что вступление Германии в Лигу наций и франко-немецкое соглашение осуществляются как раз в тот момент, когда этот человек является премьер-министром».