История Франции

Пуанкаре

Лига наций и франко-германские отношения

8 сентября 1926 г. VII сессия Ассамблеи Лиги наций вотировала прием Германии в Лигу наций.

10 сентября, в двенадцатую годовщину битвы на Марне, немецкая делегация впервые приняла участие в заседаниях Ассамблеи Лиги наций. Во Франции неоднозначно отнеслись к этому факту. Все политические партии, входившие в «национальное единение», поддержали внешнеполитический курс А. Бриана и оценили вступление Германии в Лигу наций как важный этап к установлению окончательного «умиротворения» в Европе.

Пресса крайне правых националистических кругов воспринимала в целом недоверчиво политику примирения с Германией. Л. Доде писал, что «триумфальное вступление Германии в Женеву подготовит неизбежное и ближайшее пробуждение германского милитаризма». Реакция Р.Пуанкаре, занятого решением финансовых проблем, была довольно сдержанной. Но событие, которое произошло тогда же, в сентябре 1926 г. в Женеве, взбудоражило премьера и вновь столкнуло его с А. Брианом.

Локарнская конференция и вступление Германии в Лигу наций осложнили весь комплекс проблем во франко-германских отношениях вопрос о репарациях, об оккупированных территориях (об их эвакуации или сокращении численности оккупационных войск), вопрос о разоружении Германии и о контроле над германскими вооружениями и т.д. В своем стремлении ревизовать Версальский договор, регламентировавший все эти вопросы, Германия использовала противоречия между Францией, требовавшей соблюдения договора, и Англией, которая проявляла все большую незаинтересованность в нем и поддерживала Германию.

Опиралась Германия и на поддержку США, вкладывавших значительные средства в германскую экономику. Франция в решении всех проблем была одна на своей стороне. Слабая поддержка Бельгии мало что значила. Попытка рассмотреть эти проблемы и найти приемлемые для обеих стран решения была предпринята в сентябре 1926 г. во время беседы двух министров иностранных дел, А. Бриана и Г. Штреземана, так взволновавшей премьер-министра Франции Р. Пуанкаре.

Инициатива встречи принадлежала немецкому министру Г. Штреземану, который понимал, что, как бы ни была велика поддержка Англии, все же главным препятствием к ревизии Версальского договора является Франция и нужно с ней договариваться. Предложение встретиться он высказал во время Локарнской конференции.

Программа переговоров определилась в ходе бесед Штреземана с французскими дипломатами в январе-августе 1926 г. В марте, когда Франция билась в тисках финансового кризиса, А. Бриан обратился к немецкому министру с просьбой о мобилизации промышленных облигаций по плану Дауэса и о досрочном выкупе Саара. К тому же предстояла ратификация соглашения о военных долгах Англии и США.

В июле Ж. Кайо, министр финансов в правительстве А. Бриана, в разговоре с американским банкиром Эберстадтом говорил так: «Если бы Германия взяла на себя долги, о которых мы заключили соглашение с нашими «дорогими» союзниками, я был бы очень доволен». Для Штреземана вырисовывалась перспектива поставить финансовую помощь Франции в зависимость от уступок в политической области.

Программа переговоров, таким образом, предусматривала обсуждение вопросов о мобилизации репарационного долга, о сокращении численности оккупационных войск в Рейнской области (или прекращении оккупации – таков был немецкий вариант решения), об устранении Германией нарушений в области разоружения (или устранении военного контроля) и некоторых других вопросов.