История Франции

Пуанкаре

Ультиматум Германии

Премьер-министр Франции расценил Рапалльский договор как вызов, по его предложению 21 апреля правительство высказалось за оказание давления на немцев путем оккупации Рурской области.

Спустя несколько дней Р. Пуанкаре дал интервью корреспонденту газеты «Тан», в котором он по сути предъявил Германии ультимативное требование выплатить репарационный взнос до 1 июня. В палате депутатов Р. Пуанкаре заявил даже о том, что Франция пойдет на единоличное применение санкций, если союзники ее не поддержат. Когда немцы в ответ на ультиматум 12 июля 1922 г. сообщили, что не могут продолжать выплату репараций и поставили вопрос о предоставлении им моратория.

До конца 1924 г., Франция категорически высказалась против моратория. Но и совершенно не учитывать позиции Англии Р. Пуанкаре тоже не мог. Поэтому он заявил, что если Франция получит эффективные гарантии в виде «продуктивных залогов», то она согласится на мораторий. Программу «продуктивных залогов» Р. Пуанкаре изложил в августе 1922 г. на конференции бывших союзников, созванной для рассмотрения просьбы Германии.

Суть программы «продуктивных залогов» состояла в том, чтобы государственные шахты Рурского бассейна и общинные леса Рейнской области были переданы во владение союзникам. Доходы от них должны были идти на покрытие репарационных взносов, т. е. денежные взносы могли быть заменены натуральными поступлениями – углем и лесом, которые можно было использовать для восстановления разрушенных войной департаментов Франции,

Настойчивое стремление Р. Пуанкаре направить французские войска в Рур сопровождалось провокационной политикой промышленных кругов Германии, сторонников «политики катастроф», которые полагали, что отказом от выплаты репараций, сознательным обострением обстановки можно скорее добиться ревизии послевоенного мира. Противоречия между Францией и Англией только подогревали намерение Стиннеса, Тиссена, Феглера и других промышленников Германии перейти к прямому саботажу репарационных обязательств.

Правительство Р. Пуанкаре, со своей стороны, продолжая настаивать на «продуктивных залогах», готовилось к оккупации Рура. Предприняв некоторые дипломатические шаги, правительства Франции и солидарной с ней Бельгии предупредили германское правительство о том, что они намерены принять меры в связи с невыполнением Германией поставок угля и леса. 11 января 1923 г, французские и бельгийские войска вошли в Рур.

Стремление Р. Пуанкаре любой ценой, в том числе и оккупацией Рура, заставить Германию платить репарации имело и глубокий внутриполитический подтекст. Франция жила под лозунгом «Боши за все заплатят!» С учетом репараций строилась специальная расходная часть государственного бюджета.

С немецкими выплатами Р. Пуанкаре и правительство связывали оздоровление финансовой системы, выплату компенсаций за военный ущерб, а также вознаграждения участникам войны и семьям погибших, пенсионное обеспечение, пособия многодетным семьям. Страхование по безработице, инвалидности и болезни также предусматривалось финансировать из германских репарационных взносов.

Однако оккупация Рура не принесла ни славы, ни успеха французскому оружию. Она обернулась огромными финансовыми потерями, так как «пассивное сопротивление», к которому призвало германское правительство население Рура, вынудило Францию ввозить в Рур рабочую силу для организации добычи угля.

Кроме того, эта акция привела к утрате Францией ведущего положения в репарационной комиссии и пересмотру всей репарационной проблемы, она осложнила внешнеполитические позиции Франции. А забастовочное движение, в том числе и совместные забастовки немецких и французских рабочих, осложнили внутриполитический климат в стране. Ухудшилось и финансовое положение.