История Франции

Пуанкаре

Очередная неудача

Разгневанные очередной неудачей на фронте депутаты принялись за поиски виновного.

Вспомнив о заседании Военного совета, состоявшегося 6 апреля, они обвинили Р.Пуанкаре во вмешательстве в военные дела. Депутаты организовали по этому поводу специальную комиссию, которая, однако, ничего противозаконного в действиях президента не обнаружила. После провала апрельского наступления Р.-Ж. Нивель был обречен.

А. Рибо и П. Пенлеве предложили заменить его Филиппом Петэном. Какой была реакция президента, определенно неизвестно, так как разные политики писали об этом по-разному. Согласно А. Рибо, Р. Пуанкаре с радостью согласился и на отставку Нивеля, и на назначение Петэна. А как пишут полковник Эрбийон и сам президент, он этому противился. Какой бы ни была правда, 10 мая 1917 г. Военный совет высказался за отставку Нивеля.

Узнав об этом, генерал отказался подчиниться. Правительственные круги в этой щекотливой ситуации
вынуждены были обратиться к авторитету президента. Как заметил по этому поводу полковник Эрбийон, встретившись 15 мая с опальным генералом, Р. Пуанкаре уговорил его «тихо уйти».
Назначение Ф. Петэна на пост главнокомандующего проходило под аккорд массовых волнений во французской армии и расширяющейся в России демократической революции, И не случайно, что в этот сложный период в отношениях между Компьеном и Елисейским дворцом появились новые нотки.

Ф. Петэн быстро обнаружил у Р.Пуанкаре «больное место»—страх перед революцией: чтобы президент был более сговорчивым, он просил полковника Эрбийона чаще напоминать Р. Пуанкаре «о намерении солдат пойти на Париж и скинуть правительство в воду». Выло очевидно, что между президентом и главнокомандующим установилось взаимопонимание. Когда Р. Пуанкаре узнал, что французские социалисты намерены принять участие в международной социалистической конференции в Стокгольме, он обратился за советом о целесообразности выдачи им заграничных паспортов именно к Ф. Петану.

По приказу Ф. Петэна, восстановившего смертную казнь для нарушивших дисциплину солдат, военные суды ужесточили репрессии в армии: было вынесено 23 395 приговоров, из них 412 смертных. Социалисты и некоторые радикалы выступили с осуждением этих действий. Военный министр П. Пенлеве просил Р. Пуанкаре помиловать осужденных, на что президент ответил: «Это время не допускает слабости». Он официально отказался в пользу Ф. Петэна от принадлежавшего по конституции президенту «права помилования приговоренных к смертной казни». Столь жесткие действия президента и главнокомандующего привели к усмирению солдат.

Назначение Ж. Клемансо на должность премьер-министра сузило рамки влияния Р. Пуанкаре и в военной сфере, так же как и в штатских делах. Он не мог более вмешиваться в оперативные дела Ставки, не мог и защищать кого-либо из военных, попавших в немилость. Но все же иногда и престиж Р. Пуанкаре оказывался нужным строптивому премьеру, особенно когда надо было решить определенные проблемы с союзниками. Например, когда в конце 1917 г. во Францию наконец-то стали прибывать в большом количестве американские войска, руководство Франции, гражданское и военное, решило влить американские подразделения во французские дивизии.

Однако американский главнокомандующий генерал Дж. Дж. Першинг упорно отказывался ставить своих людей под чужие знамена. Но и создание независимой американской армии явно отсрочивалось. Тигр решил действовать через президента: по его просьбе президент адресовал личное письмо на имя американского президента В. Вильсона, даже не поставив об этом в известность Першинга. Хозяин Белого дома, ознакомившись с письмом Французского президента, вежливо французам отказал.