История Франции

Пуанкаре

Кандидаты

Перед всеми этими трудностями не устоял кабинет министров, возглавляемый А. Рибо.

Премьера заставили подать в отставку. Формирование нового правительства Р. Пуанкаре поручил Полю Пенлеве, известному и почитаемому парламентарию, обладавшему знаниями, но, как отмечал Ж. Шастене, не имевшему энергии. 13 сентября 1917 г. П. Пенлеве создал правительство, в котором, по определению того же Ж. Шастене, «ни один из его членов не обладал характером руководителя».

Такой состав кабинета случайным не был. Президент рассматривал правительство Пенлеве как переходное и активно вмешивался в процесс его формирования, отвергая неугодные кандидатуры. Так, Пенлеве хотел портфель министра иностранных дел предложить А. Бриану, но Пуанкаре воспротивился этому назначению под надуманным предлогом о том, что якобы Бриан проводит с немцами переговоры. Президент предупредил П. Пенлеве, что он должен следить за старым премьером, если тому захочется установить связь с врагом. В правительство отказались войти социалисты.

Минимальное большинство при голосовании по правительственной декларации П. Пенлеве свидетельствовало о том, что век нового кабинета долгим не будет. Правительство продержалось у власти ровно два месяца и пало, получив первый за всю войну вотум недоверия в палате депутатов. Произошло это после того, как некоторые министры и парламентарии потребовали от Р. Пуанкаре отправить в отставку «старого месье» — министра иностранных дел в кабинете Пенлеве А. Рибо, что было следствием инцидента между А. Брианом, находившимся в отставке, и Рибо, связанным с попытками германского мирного зондажа во Франции.

Отказ Рибо уйти в отставку спровоцировал падение всего кабинета П. Пенлеве. В третий раз в течение года президенту предстояло преодолевать правительственный кризис, который оказался более тяжелым, чем предшествующие. Ситуацию усугубила весть об Октябрьской революции в России. 8 ноября 1917 г. Р. Пуанкаре сделал в своем дневнике краткую, но полную тревоги запись: «Плохие новости из России. Максималисты торжествуют». Россия для ее союзников по Антанте была окончательно потеряна.

Теперь Р. Пуанкаре ясно осознал, что его новый выбор возможного кандидата на пост премьер-министра должен пасть на сильную, авторитетную и решительную личность. Любое другое назначение могло быть чревато катастрофой как для президента лично, так и для Франции. Выбор таких политиков был невелик – Жозеф Кайо или Жорж Клемансо.

Ж. Кайо, в годы войны выполнявший некоторые поручения правительства, критически и даже пессимистически отзывался о правительстве и президенте. В 1915 г. он, как утверждает его биограф П. Вреден, составил проект закона, предусматривающего утрату президентом многих из его конституционных привилегий. А в 1917 г., по словам самого Р. Пуанкаре, он потребовал судить президента как поджигателя войны.

Со времен Агадирского кризиса его относили к прогермански настроенным политическим деятелям; в условиях войны общественное мнение было неблагоприятно для таких политиков, как Ж. Кайо. Российский историк К.А. Малафеев утверждает, что Кайо, «демагогически используя возраставшее в стране недовольство империалистической войной, любыми средствами добивался сговора с кайзеровскими милитаристами. Он не исключал возможности бегства в Германию». Документы, которыми располагают современные историки, не дают основания для подобного рода сентенций». Но все же он оставался одним из крупнейших политиков Франции.

Вторым возможным кандидатом на пост премьер-министра мог быть Ж. Клемансо. Его также разделяла с Р.Пуанкаре личная неприязнь, начало которой положили президентские выборы 1913 г. За время войны в своих газетах «L’Homme libre» («Свободный человек») и «L’Homme enchaîné» («Закованный человек») он боролся с президентом, прибегая даже к весьма «крепким» выражениям.

Совершенно верно замечание российского историка Д, П. Прицкера о том, что критиканство Ж. Клемансо исходило «прежде всего из его обычного стремления осуждать действия любого правительства, которое возглавлял не он». Но невозможно было найти политика, как Клемансо полного решимости довести до победы войну с Германией, уничтожить при этом всех внутренних и внешних врагов и вернуть Франции Эльзас и Лотарингию.