История Франции

Пуанкаре

Атмосфера равновесия

В марте 1915 г. в разряд чрезвычайных, требующих незамедлительной реакции правительства и президента, попала проблема Константинополя и проливов.

В течение многих десятилетий Россия пыталась и не могла решить проблему свободного провода судов через проливы. Стимулом к началу нового витка борьбы за решение этого вопроса для России стали сначала заявления министра иностранных дел Англии Э. Грея и короля Георга в сентябре 1914 г. Грей заявил, что, если Германия будет разбита, то судьба Константинополя и проливов будет решена в соответствии с интересами России. Еще более определенным было заявление короля Георга, сделанное тогда же: «Константинополь должен быть вашим», то есть российским.

Причина этих заявлений состояла в том, что Англия стремилась заставить Россию не отвлекаться от направления главного удара, т.е. от германского фронта, и не предпринимать наступления против Турции через Персию, ограничившись здесь лишь обороной. Если верить французскому послу М. Палеологу, русские государственные деятели отнеслись довольно вяло к этим заявлениям англичан.

Николай II, например, в беседе с Палеологом в ноябре 1914 г., будто бы говорил, что намерен обеспечить для России свободный проход через проливы, что турки должны быть изгнаны из Европы, что Константинополь должен стать нейтральным городом с интернациональным режимом.

Атмосфера относительного равновесия буквально взорвалась, когда в связи с началом 25 февраля 1915 г. Дарданелльской операции и опасениями России, что в случае ее успеха Константинополь перейдет под власть Англии и Франции, русский министр иностранных дел С.Д. Сазонов 3 марта 1915 г. направил союзникам памятную записку с просьбой заявить официально об обязательстве удовлетворить требования России относительно Турции.

В состав Российской империи предлагалось включить Константинополь с прилегающей территорией, включая западный берег Босфора, Мраморного моря и Дарданелл, Южную Фракию до линии Энос—Мидия, полуостров Галлиполи, восточное побережье Босфора и Мраморного моря до Исмитского залива и некоторые острова в Эгейском море. Англия довольно терпимо отнеслась к этому требованию России: уже 12 марта официальной нотой правительство Великобритании обязалось по окончании войны удовлетворить требования России.