История Франции

Пуанкаре

Балканский вопрос

Не остался президент безучастным к попыткам правительства и французской дипломатии вовлечь в войну на стороне держав Антанты Балканские страны.

Особенно напряженными для работы в этом направлении были апрель и май 1915 г. В эти месяцы президент подвергся натиску со стороны принца Георга, брата греческого короля Константина. Вопрос о вступлении Греции в войну был сложным для самой Греции, поскольку в правящей верхушке были как противники, так и сторонники участия ее в войне. В связи с началом в конце февраля 1915 г. Дарданелльской операции союзников премьер-министр Греции Венизелос, «хитроумный критянин», как характеризовал его Р. Пуанкаре, заявил посланникам Антанты, что Греция намеревается вступить в войну против Германии и послать десантные войска и морские силы в зону проливов. Это насторожило Россию, опасавшуюся, что ее союзники передадут Константинополь Греции. Однако король Константин 6 марта 1915 г. отправил премьера в отставку.

В 20-х числах марта в сопровождении А. Бриана президента республики посетил принц Георг, он намеревался отправиться в Афины и уговорить короля вмешаться в войну. Правительство Франции он просил о такой «малости», как гарантия территории Греции на случай нападения на нее Болгарии, Пуанкаре уполномочил А. Бриана заявить греческому королю, что если Греция объявит себя противником всех врагов Франции, то Франция гарантирует ее «после войны от последствий насильственных действий со стороны Болгарии». В середине апреля, уже находясь в Афинах, принц атаковал французского посланника Девилля, выдвинув дополнительное требование: помимо гарантии неприкосновенности греческой территории непременным условием помощи со стороны Греции должна стать интернационализация Константинополя.

Эти требования принца Георга позволили Р. Пуанкаре сделать вывод о том, что греческое правительство пытается возобновить им же прерванные переговоры лишь «для вида», чтобы «обезвредить Венизелоса». Когда же, вернувшись из Афин, принц Георг сообщил, что, как считает король Константин, вопрос об условиях соглашения гораздо легче разрешится, если Франция порвет с Болгарией и окажет помощь Греции в борьбе с ней, президент сделал вполне резонный вывод: «Словом, Константин не столько предлагает нам сотрудничество, сколько требует его от нас. Вот какое сотрудничество он имел в виду». Когда принц пожаловался на политику Кэ д’Орсэ и министра иностранных дел Т.Делькассе, отказавшегося дать заверения относительно сохранения целостности территории Греции, президент поддержал своего министра.

Непросто складывалась ситуация с попытками вовлечения в войну Болгарии. В качестве союзника эта балканская страна представляла большой интерес для Франции. Вялотекущие переговоры с болгарским правительством ни к чему не приводили. Гарантии союзных держав территориальных уступок Болгарии, в том числе и за счет Сербии, оставались без ответа. Становилось очевидным, что Болгария идет в фарватере политики центральных держав и готовится вступить в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии. После объявления всеобщей мобилизации в Болгарии начались лихорадочные поиски решения.

Такие варианты, как дополнительные уступки со стороны Сербии, объявление ультиматума болгарскому правительству (если Болгария в течение 48 часов не произведет демобилизацию, ее поведение будет расценено как недружественное) или предостеречь болгарское правительство в дружественном духе и т. д. отвергались и вновь возникали. Криком о помощи стала телеграмма Р. Пуанкаре Николаю II от 1 октября 1915 г. Президент писал, что болгары будут стремиться перерезать железную дорогу между Салониками и Нишем.

Связь не только с Сербией, но и с Россией будет нарушена. Это лишит Францию возможности посылки своим союзникам снаряжения, которое Франция для них производит. Англия и Франция вскоре направят войска в Сербию. «Но несомненно, — писал Р. Пуанкаре, — самое сильное впечатление произведет на болгарский народ присутствие русских войск».

Если у России нет свободной дивизии или средств на доставку войск, то она могла бы предоставить солдат для охраны Салоникской железной дороги. «Быть может, признательность болгарского народа вашему величеству удержит этот народ от братоубийственной войны», — заканчивал президент свое послание. В ночь с 13 на 14 октября 1915 г. Болгария начала военные действия против Сербии. Вопрос был исчерпан.