История Франции

Пуанкаре

Возвращение в Париж

Стало очевидным, что война принимает затяжной характер.

Пуанкаре отказывался это признавать. Когда на вопрос офицера связи кабинета подполковника Пенелона «Когда же окончится война?» А.А. Игнатьев ответил, что это произойдет не менее чем через два года, расстроенный офицер заметил: «А господин президент собирается уже к рождеству вернуться в Париж». Однако и президенту пришлось признать реальность—невозможность быстрого завершения войны. К тому же ситуация на фронте не была безнадежной, что способствовало реабилитации руководства страны и самого президента.

К Пуанкаре вернулась его прежняя уверенность в себе. Он все больше и больше стал вмешиваться в дела правительства. 13 октября в связи с болезнью Т. Делькассе он даже взял на себя обязанности министра иностранных дел. Именно в это время у него впервые возникла мысль уйти с президентского поста в премьер-министры.

Своим властным и деятельным характером он вызывал скрытое недовольство даже у своих тогдашних союзников. Так, А. Рибо жаловался, что на заседаниях совета министров Р. Пуанкаре «все время говорит и много на себя берет», а военный министр А. Мильеран отмечал, что президент проводит консультации через его голову. Кипучая натура не давала «узнику Елисейского дворцам покоя.

Он часто публиковал статьи патриотического содержания во французской прессе, часто бывал на фронте (теперь уже без эксцессов), вручал знамена новым полкам и награды героям. Он выступал на митингах, на заводах, в шахтах, в прифронтовой полосе. Большое внимание уделял контактам с творческой интеллигенцией.

В частности, он переписывался с писателями Э. Ростаном и А. Франсом. Последнему в знак признания его заслуг перед страной он предоставил почетное право носить боевой мундир, а П. Лоти он нашел место в штабе генерала Галлиени. Забегая вперед отметим, что, какой бы ни была в дальнейшем обстановка в стране и на фронте, Р. Пуанкаре будет постоянно заниматься пропагандистскими делами.

В середине декабря 1914 г., когда было уже совершенно ясно, что угроза Парижу снята, все официальные учреждения страны вернулись в столицу. 22 декабря состоялось заседание палаты депутатов – вынужденные парламентские каникулы закончились. Была зачитана правительственная декларация «О вечном союзе парламента, нации и армии». На следующий день палата единогласно проголосовала за полугодовой бюджет на 1915 г. в сумме 9 298 705 000 франков и приняла решение отсрочить выборы в палату депутатов, сенат и в муниципальные органы власти до конца войны. Заседания палаты решено было сделать постоянными.

Возвращение законодателей к исполнению своих обязанностей усложнило внутриполитическую обстановку. Депутаты понимали, что контроль над правительством довоенными методами невозможен. Обсуждение военных вопросов на открытых заседаниях палаты и сената не могло быть эффективным из-за необходимости соблюдать военную тайну.

Поэтому решено было использовать новый институт наблюдателей от комиссий обеих палат. Представители комиссий имели право встречаться с министрами; поскольку их заседания проходили за закрытыми дверями, члены комиссий вправе были требовать от военных и гражданских властей предоставления им любой секретной информации.

Сенатскую комиссию по вооружениям возглавил Ж. Клемансо, что добавило президенту немало седых волос: в дневниковых записях Р. Пуанкаре этого периода есть много пассажей, касающихся «Тигра», где сквозит раздражение и враждебность по отношению к одному из старейших политиков страны.

Комиссия, возглавляемая Клемансо, бомбардировала Р.Пуанкаре обращениями и запросами с требованием оказать влияние на министра вооружений А. Мильерана. Президент отбил все атаки комиссии одной фразой: «Президент Французской Республики руководит, но не управляет. Это — азбука парламентского строя».