История Франции

Пуанкаре

Война и политика

29 июля 1914 г. французская правительственная эскадра, возвращавшаяся из С.-Петербурга, бросила якорь в порту родного Дюнкерка.

Пересев в железнодорожный экспресс, делегация без промедления отправилась в Париж. На Северном вокзале столицы ее ждала внушительная, возглавляемая М. Барресом и Лигой патриотов демонстрация парижан, неслись возгласы «Да здравствует Пуанкаре!» и «Да здравствует армия!». Парижская газета «Матен» отмечала: «Никогда еще президента не встречали такой долгой и единогласной овацией». Что касается премьер-министра Р. Вивиани, который был рядом, на него ни толпы парижан, ни газеты особого внимания не обратили.

Прибыв в свою резиденцию на Елисейских полях, президент узнал, что в России объявлена частичная мобилизация Западных округов. Р.Пуанкаре немедленно направил французскому послу в Петербурге М. Палеологу телеграмму с инструкцией выразить протест против начала мобилизации. Однако спустя несколько часов президент вызвал к себе русского посла А. П. Извольского, чтобы сообщить ему, что Совет министров Франции, узнав об ультиматуме, предъявленном Австро-Венгрией Белграду, «самым полным образом выполнит обязательства, налагаемые на Францию военным союзом». В этой кажущейся непоследовательности действий Р. Пуанкаре не было противоречий: Франция и ее президент уже решили вступить в войну, но намерены были сохранить для себя и страны образ «вынужденных оборонцев».

К тому же до конца не было ясно, как поведут себя социалисты во главе с Ж. Жоресом, которые перед войной занимали последовательную активную антивоенную позицию. В министерстве внутренних дел существовал «список Б», куда было занесено около трех тысяч фамилий профсоюзных деятелей, пацифистов, социалистов и прочих «неблагонадежных». Опасаясь организации ими антивоенных и антиправительственных манифестаций, многие министры выступали с требованием немедленно, до объявления мобилизации, арестовать всех неблагонадежных, попавших в этот список.

Военный министр А. Мессими говорил: «Предоставьте мне гильотину, и я гарантирую вам победу». Но президент Франции сторонником крутых мер во внутренней политике не был. Он надеялся на возможность договориться с лидерами левых сил, полагаясь на их разумное отношение к этому вопросу. И он не ошибся. Секретные переговоры, которые 29-30 июля вел министр внутренних дел Л.-Ж. Мальви с председателем Всеобщей конфедераций труда Л. Жуо и лидерами социалистов П. Реноделем и А. Тома, закончились тайным заявлением Социалистической партии о поддержке правительства в случае начала войны.

После того как 31 июля 1914 г. в кафе «Круассан» был убит Жан Жорес, противник войны, единственный социалист, с которым невозможно было бы договориться, Социалистическая партия открыто объявила о солидарности с правительством. 1 августа состоялись уже официальные открытые переговоры между лидерами ВКТ и Социалистической партии и министром внутренних дел Мальви, который предложил им войти в состав правительства.

Направив сочувственное послание вдове великого француза Ж.Жореса, президент в тот же день распорядился разослать во все департаменты и префектуры страны приказ о начале со 2 августа всеобщей мобилизации. Хотя перестрелки и нарушения французско-германской границы происходили уже с 1 августа, как Франция, так и Германия медлили с объявлением войны, не желая брать на себя вину за ее начало.