История Франции

Пуанкаре

Ультиматум

В Петербурге об ультиматуме еще ничего не знали.

Во время торжественного прощания, проходившего на эскадренном броненосце «Франс», Раймон Пуанкаре в своей заключительной речи вновь говорил о полном франко-русском «согласии по всем обсуждавшимся вопросам», о том, что встреча стала «ярким подтверждением неразрывного союза, объединяющего Россию и Францию». Президент Пуанкаре уезжал из Петербурга с багажом достигнутых соглашений по всем тревожащим обе страны вопросам.

Во-первых, союзники были полностью солидарны в намерении поддерживать всеобщий мир и политическое равновесие в Европе, в особенности на Балканах. Во-вторых, они решили предпринять в Вене шаги, чтобы предупредить возможность предъявления таких требований, которые Сербия могла бы с полным основанием считать посягательством на ее суверенитет и независимость. И, наконец, в-третьих, Франция и Россия торжественно подтверждали обязательства, возлагаемые союзом на обе стороны. Ощущением грядущих грозных событий проникнуты были все эти решения. И они вскоре наступят.

23 июля 1914 г. в 23 часа французская эскадра покинула Кронштадт, взяв курс на Стокгольм. А 24 июля в 4 часа утра, находясь на траверсе Ревеля, Пуанкаре получил из Санкт-Петербурга телеграмму об австрийском ультиматуме Сербии. Европа вступала в Первую мировую войну.

Итак, встреча руководителей двух союзных государств, Николая II и Раймона Пуанкаре, проходившая в Петергофе и Петербурге с 20 по 23 июля 1914 г., стала одним из серьезнейших событий кануна Первой мировой войны. Но все решения, принятые российским императором и французским президентом, за исключением последнего, менее чем через сутки оказались бесполезными.

В отличие от русского императора, который довольно резко высказался о позиции центральных держав в развивающихся на Балканах событиях, Пуанкаре ни разу во время поездки не позволил себе на людях ни одного неосторожного слова, из-за которого его можно было бы обвинить в разжигании войны. Но войну, в которую мог вылиться этот кризис, он также не исключал.

Для Пуанкаре осуществление мечты о воссоединении его малой родины, Лотарингии, с Францией было делом всей жизни. И военный конфликт с Германией он считал, как отмечал русский политический деятель П.Н. Милюков, «справедливой войной». Не стоит сбрасывать со счетов и то, что для президента начало войны было прекрасным шансом избавиться от груза личных и внутриполитических проблем. И хотя в июле 1914 г. военно-политическая ситуация для стран Антанты была достаточно неблагоприятной из-за вероятности объявления всеобщей забастовки в случае начала войны, забастовок и баррикад в С.-Петербурге, отсутствия ясности относительно позиции третьего союзника—Великобритании, Р.Пуанкаре и Николай II все же решили поднять брошенную немцами перчатку.