История Франции

Пуанкаре

Июньский правительственный кризис

Июньский правительственный кризис был самым продолжительным и скандальным в истории Третьей республики.

Он продолжался со 2 по 13 июня 1914 г. Р. Пуанкаре вновь оказался между двух огней — между своими сторонниками умеренными и леворадикальным большинством. Одной из причин такого длительного правительственного кризиса было то, что президент пытался лавировать между личным желанием назначить премьером союзника и отсутствием такой возможности. 3 июня он пригласил к себе представителя левого парламентского большинства, республиканского социалиста Рене Вивиани, известного в стране лишь тем, что он был прекрасным оратором и автором законопроекта, обязывающего жен носить фамилию мужа. Извольский в письме к Сазонову дал довольно точную политическую характеристику, назвав Р. Вивиани «бывшим доктринером… вразумленным опытом власти».

К тому же между Р. Пуанкаре и Р. Вивиани существовали тесные деловые отношения. Когда Р. Пуанкаре окончательно ушел в политику, он передал Р. Вивиани всю свою адвокатскую практику и текущие судебные дела. Что касается главного политического вопроса того времени, закона о трехлетней воинской службе, то Р. Вивиани, хотя и голосовал против него, в кулуарах его поддерживал. 6 июня правительство было создано. Однако сразу же из него вышли два радикала – Ж. Годар и Ж. Понсо – из-за провокации, спланированной А. Брианом, который оповестил газеты о том, что французский посол в России М. Палеолог выдвинул ультиматум, заявив, что не поедет в Россию без правительственной декларации о поддержке трехлетней воинской службы. Р. Вивиани отказался от портфеля премьера.

Неудача с созданием кабинета Р. Вивиани была бы банальным делом, если бы к этому не были причастны А. Бриан и М. Палеолог. Если первый был ближайшим и преданным союзником президента, то второй был его доверенным лицом на Кэ д’Орсэ и в Петербурге. Вряд ли без указания патрона они допустили бы такую «оплошность». Примечательно, что Р. Пуанкаре никак не отреагировал на требования радикалов отозвать французского посла Палеолога из Петербурга.

Новое правительство Р. Пуанкаре поручил возглавить Александру Рибо, который сформировал кабинет без представителей леворадикального парламентского большинства. И хотя программа кабинета была достаточно либеральной, вотума доверия палаты депутатов правительство не получило. Как шутили в кулуарах, «Рибо жил, как розы — не дольше одного голосования». Пуанкаре, однако, было не до шуток. Вотум недоверия был ударом по умеренным и лично по президенту, и все это прекрасно осознавали.

Многие депутаты, воодушевленные неудачей Р. Пуанкаре с назначением А. Рибо, встретили результат голосования криками: «На Версаль!». А вечером того же дня, как писала газета «Юманите», «толпы народа под президентскими окнами скандировали: «Да здравствует Пуанкаре!», «Долой Жореса!» или пели «Интернационал», в зависимости от своей политической принадлежности».

Р. Пуанкаре понимал, что после вотума недоверия правительству Рибо у него есть лишь два пути; поручить формирование правительства представителю левых сил или уйти в отставку. Президент пошел по первому пути. Он вновь призвал Р. Вивиани, который за шесть часов (рекорд для Третьей республики!) сформировал новый кабинет. В него вошли десять министров, голосовавших за закон о трехлетней воинской службе, и лишь четверо его противников.

13 июня кабинет был утвержден палатой. Одиннадцатидневный кризис был преодолен. Правительственный кризис закончился, Р. Пуанкаре остался президентом. Но его реноме и популярность пошатнулись. В своем дневнике Р. Пуанкаре отметил, что в июне он подвергался критике как справа, так и слева.