История Франции

Пуанкаре

На переломе: 1914 год

11 декабря 1913 г. Гастон Думерг выступил в палате депутатов с правительственной декларацией.

Новый премьер-министр не обещал в ней каких-нибудь фундаментальных изменений политического курса. В своем банальном по сути выступлении он все же дважды задел президента: когда обещал «защищать и развивать республиканские институты, которые, как он говорил, открыто или завуалировано подвергались атакам в течение последнего времени», и когда заявил, что его «правительство не будет опираться на поддержку, которая не исходила бы от левых».

Отношения, которые сложились у президента с премьер-министром и его кабинетом, были двойственными. По вопросам внешней политики никаких столкновений не возникало. Г. Думерг, возглавивший также и Кэ д’Орсэ, был малокомпетентным во внешнеполитических делах и безмолвно отдал их на попечение протеже Р. Пуанкаре — политического директора министерства иностранных дел М. Палеолога.

И сам Р. Пуанкаре в своих отношениях с Думергом, министром иностранных дел, не ограничивался только советами. Он активно вмешивался во все внешнеполитические дела. В январе-феврале 1914 г., во время второй Балканской войны, именно к нему в Елисейский дворец устремились иностранные дипломаты.

А посещение президентом Франции германского посольства в Париже, где он провел переговоры по балканским вопросам, было первым и единственным в истории Третьей республики. Наконец, именно из уст президента русский посол А. П. Извольский получил твердые заверения в поддержке российской позиции по вопросу об отзыве из Турции немецкого генерала Лимана фон Сандерса, который во главе военной миссии (42 немецких офицера) прибыл в Константинополь и был назначен на должность командующего корпусом, дислоцированным на побережье проливов. В России это было встречено с негодованием и заставило ее обратиться за поддержкой в Париж и Лондон.

Не вызывает сомнений, что назначение новым французским послом в Петербурге именно М. Палеолога было целиком инициировано президентом. В России ждали де Маржери, а не Палеолога, но последний был принят без возражений, потому что считался ближайшим другом Р. Пуанкаре.

В апреле 1914 г. президент лично провел переговоры с английским королем Георгом V и министром иностранных дел Великобритании Э. Греем, которые прибыли в Париж с очередным визитом. Во время переговоров обе стороны пришли к убеждению, что, как сообщал А.П. Извольский С.Д. Сазонову 29 апреля 1914 г., «существующие между обеими странами соглашения не нуждаются ни в каком формальном изменении и дополнении».

Именно президент способствовал также укреплению отношений Франции и с Италией, и он же во время поездки в Испанию получил заверения испанского короля Альфонса XIII в том, что Мадрид будет сохранять дружественный для Франции нейтралитет в случае ее войны с третьим государством. Все это свидетельствовало о том, что президент в вопросах внешней политики и при новом премьер-министре и министре иностранных дел обладал таким же влиянием, как и прежде.

Но во внутренних делах взаимодействие президента и кабинета были очень сложными, в частности и из-за негативных личных отношений между Р. Пуанкаре и министрами Ж. Кайо и Э. Мони. Ж, Кайо неоднократно делал заявления, смысл которых состоял в том, что Р. Пуанкаре сохранит свой пост лишь до новых парламентских выборов, но каких-либо явных шагов в этом направлении министр финансов не делал. Кайо был пассивен из-за резкой активизации сторонников президента и его курса.