История Франции

Пуанкаре

Ситуация в Париже

Но ухудшение международной обстановки в самом начале XX в. привело большую часть французского общества к мысли, что в годы предстоящих суровых испытаний страна должна иметь сильного президента из числа ведущих политиков.

Выдвижение Р. Пуанкаре кандидатом на пост президента стало самым ярким отражением этих настроений. Р. Пуанкаре идеально подходил под новый президентский стандарт. Он имел все его составляющие: известный и не запятнавший себя коррупцией политик, дрейфусар, популярный писатель и вполне успешный адвокат.

Патриот, к тому же — уроженец Лотарингии, которую Ж. Кайо метко окрестил «мускулатурой Франции», Р.Пуанкаре был олицетворением символа борьбы Франции за возврат восточных провинций. На президентском посту хотела видеть Р. Пуанкаре и главная союзница Франции Россия. Недаром русский поверенный в делах в Париже M. M. Севастопуло писал министру иностранных дел С. Д. Сазонову: «Если, не дай бог, Пуанкаре потерпит поражение, это для нас будет катастрофой».

Представления Р. Пуанкаре о роли президента в Третьей республике были хорошо известны как в стране, так и за рубежом. В разное время, как в прессе, так и в парламентских дебатах, он выступал за усиление роли президента в рамках французской конституции, т. е. за исполнение президентом полномочий в полном объеме.

Р. Пуанкаре никогда не давал удовлетворительного объяснения, почему он решил выставить свою кандидатуру на президентских выборах. Он уже был премьер-министром, что давало ему возможность осуществлять реальный контроль над правительством. У него были прекрасные перспективы власти на многие месяцы, так как его престиж и в стране, и в палате депутатов был очень высок. Честь стать хозяином Елисейского дворца имела, без сомнения, свою притягательность, но Р.Пуанкаре был не тем человеком, который променял бы реальную власть на внешнюю помпезность.

Можно смело предположить, что в 1913 г. Р.Пуанкаре не променял бы реальную власть на воображаемую, если бы у него не было шансов на действительное руководство французской политикой из президентского кресла. В своих мемуарах по этому поводу он писал так: «Меня едва ли соблазняло отдать семь лет моей жизни под власть протокола». И вряд ли можно сомневаться в том, что на него оказывало влияние растущее стремление французского общества видеть не номинальную, а осязаемую власть Елисейского дворца.

Многие известные французские политики (Р. Клотц, Л. Буржуа, А. Бриан и А. де Мун) и партии выступали с тех же позиций. Так, парламентская группировка левых республиканцев, в которую входил и Р. Пуанкаре, зимой 1913 г. публично выступила в поддержку такого президента, «который использовал бы все полномочия (данные конституцией — H. E., С. В.)». Сторонниками сильной президентской власти всегда были все правые политические группировки, армия, финансовые и промышленные круги.

Р. Пуанкаре не мог не почувствовать, что пришло время, когда умный и популярный политик может сместить баланс французских политических сил в сторону Елисейского дворца. Нельзя сбрасывать со счетов и его личные амбиции. Как говорилось выше, он с детства мечтал занять этот пост, желала стать «первой леди» страны и его жена, о чем упоминают некоторые историки.

Хотя Р. Пуанкаре в своих мемуарах утверждал, что в 1912 г. он и не помышлял о президентстве, скорее всего решение баллотироваться на пост президента было им принято летом 1912 г. Именно на это время приходятся первые кулуарные разговоры и зондажи относительно его кандидатуры. Впервые имя Р. Пуанкаре публично было связано с президентством в сентябре 1912 г., когда его лучший друг, Габриэль Анното в статье, опубликованной в «Фигаро», выступил в поддержку сильной президентской власти, а среди предполагаемых кандидатов он особо выделил Р. Пуанкаре. В это время возникло и пуанкаристское лобби. В него вошли известные и очень влиятельные политики Р. Клотц, Г. Анното и А. Бриан.