История Франции

Пуанкаре

Премьер-министр

С 1906 по 1912 г., когда Р. Пуанкаре был в стороне от большой политику соперничество великих держав привело к двум крупным международным кризисам — Боснийскому и второму Марокканскому.

Повторение кризисов, их определенная схожесть, постоянный немецкий шантаж угрозой применения силы создали во французском обществе атмосферу беспокойства и предчувствия скорой кровавой развязки. В этой атмосфере укрепились националистические настроения и патриотические чувства, что привело к уменьшению социальной розни и определенной консолидации французского общества.

Выборы 1910 г. это ясно показали. Состав палаты депутатов почти не изменился, лишь социалисты отобрали у радикалов девятнадцать мест, остальные группы сохранили свои позиции. Но во многих избирательных округах правые применили новую тактику: они отдавали свои голоса радикалам, только чтобы не допустить социалистов. И депутаты-радикалы, как точно об этом писал Ж. Сеньобос, «были более озабочены прекращением антицерковной борьбы и волнений рабочих, чем поддержкой светской школы или проведением социальных реформ». В этой ситуации состав правительства неизбежно должен был качнуться вправо, в сторону новых настроений в обществе.

Поводом для реорганизации правительства стали события, связанные с Агадирским кризисом 1911 г. Именно на волне новых марокканских потрясений Р. Пуанкаре вернулся в большую политику. Сделать это он решил через свою родину — Лотарингию. В августе 1911 г. в ряде публичных выступлений в лотарингских городах он проверил свою концепцию выхода страны из политического кризиса.

Главная мысль, высказанная им в этих выступлениях, состояла в том, что оздоровить политическую ситуацию во Франции можно только свежей струей патриотизма. Так, в Вердене, на национальном конгрессе учителей, он заявил, что «при современном положении, сложившемся в Европе и в мире, первая обязанность добропорядочного гражданина – быть храбрым и дисциплинированным солдатом».

«В двух шагах от этой ужасной границы,—говорил он, — в провинции, оплоте Франции, найдем ли мы хоть одного учителя, который стал бы слушать бессильные советы интернационалистов или следовать коварным предложениям дезертирствующего пацифизма?». Несколько дней спустя на открытой сессии
Генерального совета департамента Мёз Р. Пуанкаре выступил с новой речью.

В ней особый упор он сделал на мысли о необходимости создания сильного и авторитетного правительства для управления внутренними делами страны и добавил: «Но то, что правительство республики должно дать почувствовать свою законную власть, касается не только внутренних дел. Мы все ожидаем от него действий и за рубежом, защиты интересов и достоинства Франции сколь решительной, столь и искусной». Полагая, по-видимому, что выражает общее стремление нации, он далее заявил: «Вся страна не хочет ничего более, кроме как не пожертвовать ни одним из своих прав и не отдать больше, чем получает».

Это выступление Пуанкаре привлекло большое внимание французских политических кругов и общества, поскольку оно было сделано в самый разгар Агадирского кризиса, на сессии провинциального совета, где привычно было обходить политические вопросы. Влиятельные газеты, в частности «Тан», высказали ему полное одобрение, опубликовав эти выступления как передовицы или на самых заметных местах.